XVIII Мировой Конгресс Международной социологической ассоциации

Йокогама, 13—19 июля 2014

См. также: Отчет К. Ю. Белоусова

Справка для криминологов: в рамках Международной социологической ассоциации (ISA) действует 29-й исследовательский комитет «Социология девиантности и социального контроля», который в значительной степени представлен криминологами (поскольку криминология, прежде всего,  социология преступности).

Первая и самая главная идея Конгресса заложена в его названии: «Facing an Unequal World. Challenges for Global Sociology» («Встреча с неравным миром. Вызовы для глобальной социологии»). Главная проблема современного мира – его «неравность», неодинаковость, вызывающая большинство «частных» проблем и конфликтов, включая криминальные: социально-экономическое неравенство, гендерное неравенство, возрастное неравенство, образовательное неравенство, неодинаковость (и конфликт) культур, и т.д., и т.п.  Конечно, неравенство было всегда, но в современном глобальном мире постмодерна оно «виднее», ощутимее, чем когда бы то ни было. Плюс – несовпадение радужных обещаний демократии, юридического равенства, прокламируемых ценностей и возможностей и – реалий жизни (см. Strain Theory Р. Мертона)…  

На первой же пленарной («президентской») сессии были заслушаны доклады, посвященные «новому неравенству». В докладе Guy Standing (Великобритания) «От нового «страшного» (dangerous) класса к классу-для-себя» речь шла о новых левых и нео-либералах, о «пролетариях» и мигрантах. А в результате — «социальный апартеид», «аномия и страх» и самым актуальным и важным в современном мире оказывается элементарная безопасность. Доклад Sarah Mosoetsa (Южная Африка») «Микро-политика бедности и неравенства» посвящен «домашнему апартеиду», «коричневым домам» бедных и «голубым домам» богатых (те и другие дома демонстрируются на слайдах). Нео-либерализм имел лишь относительный успех. Трое из десяти южноафриканцев не имеют работу. Лозунг нищеты: «Я жду работу». И как результат – массовое насилие и потребление наркотиков. Chizuko Ueno (Япония) в докладе «Будущее нового социального класса: вопросы гендера» говорит о гендерном неравенстве, но не только. Обсуждается проблема «иррегулярных рабочих» (прежде всего – женщинах), частичной занятости, создающей иллюзию полной занятости при скрытой безработице. «Мы должны изменить наше сверхконкурентоспособное общество», — говорит докладчик. И вновь тема раздвоения (биполяризации) среднего класса на нео-либералов и нео-националистов. И благое пожелание: «Япония должна изменяться». В докладе Luc Boltansky (Франция) «К европейскому неоконсерватизму? От формирования экономики аутентичности к возобновлению националистических идеологий» говорится о вполне глобальных проблемах современного мира и прежде всего – Европы. Четко артикулируемый кризис европейского капитализма (Crisis European capitalism) проявляется, в частности,  в потребительстве, изменении ценностей — от труда к гастрономии, моде, искусству… Наблюдается диверсификация «креативного класса», когда на сцену выходят левые с их неэффективными протестами и экстремалы правые с национализмом, ксенофобией. Это подкрепляется массовым сознанием, что приезжие, иностранцы отнимают рабочие места у французов. Неоконсерватизм приходит на смену нео-либерализму. 

Проблема социально-экономического неравенства и его негативных последствий обсуждается, так или иначе, на подавляющем большинстве сессий. Только в рамках 29-го исследовательского комитета были представлены доклады, посвященные гендерному и расовому неравенству, локальному (территориальному, региональному) и «моральному» неравенству, социальному и экономическому неравенству как криминогенным и девиантогенным факторам. Подробно об этом говорилось в докладах Paul Leighton (США) «Почему экономическое неравенство имеет значение для криминологии и уголовной юстиции» и Я. Гилинского «Социальное и экономическое неравенство как девиантогенный фактор». 

На заседаниях этого комитета обсуждались также проблемы проституции («голоса исключенных»), наркопотребления, подростковой преступности, детского насилия,  ювенальной юстиции и др. Специальные сессии были посвящены проблемам социального контроля над преступностью и девиантными проявлениями (Россия была представлена докладом К. Белоусова «Высшее образование в России, как институт социального контроля над студенческой девиантной активностью»), и восстановительной юстиции.

Особого внимания заслуживает то обстоятельство, что подавляющее большинство докладов были основаны на результатах эмпирических исследований. В одном из выступлений было показано на базе эмпирического исследования, что в тех штатах США, где было легализовано потребление марихуаны, сократилось потребление иных, более сильных наркотиков. Quod erat demonstrandum! Вообще без эмпирической основы и математического анализа исследовательских результатов социальная наука не является наукой… (Не устарели позитивистские критерии научности О. Конта!). Надо ли добавлять, что сбор и анализ репрезентативных эмпирических данных – сложная исследовательская  задача, не ограничивающаяся опросом 30-50 случайно выдернутых респондентов и изучением материалов 10-20 уголовных дел…

Резюме: 1) высокое и растущее экономическое и социальное неравенство – основная проблема современного глобального мира и главный криминогенный (девиантогенный) фактор. 2) Хорошо методически обоснованные эмпирические исследования – основа современных социальных наук (включая социологию и криминологию). 3) Криминология, как социология преступности, теснейшим образом связана с девиантологией (теоретически, методически, предметно).

И два слова (две цифры) о принимающей Конгресс стране – Японии. Первое место в мире по продолжительности жизни – 82,1 лет (78,7 лет для мужчин, 85,6 лет для женщин). Последнее место среди развитых стран по уровню убийств (0,3 на 100 тыс. населения в 2011 г., в тот же год   в  России – 9,7; США – 4,7; Финляндии – 2,2; Израиле – 2,0; Канаде — 1,5; Польше и Франции — 1,2;  Австралии – 1,1; Великобритании – 1,0; Италии и Швеции – 0,9; Германии, Дании и Испании – 0,8). Ну, и, конечно, прекрасная японская кухня, от которой никогда ничего не болит, и горячее саке, которое так легко пьется под суси (а вовсе не суши!)…