XXVII Балтийская криминологическая конференция «Криминология как призвание и профессия»

26—27 июня в Вильнюсе состоялась очередная XXVII Балтийская криминологическая конференция.

Литовские коллеги прекрасно организовали ее проведение. Помимо традиционных представителей Латвии, Литвы, Эстонии, Санкт-Петербурга в работе конференции принимали участие криминологи Великобритании, Германии, Дании, Словении. Было много молодых исследователей и их выступления отличались солидной эмпирической базой и оригинальностью тематики (например, доклад литовской исследовательницы Maryja Šupa «Biopolitical control of space and the construction of resistance»).

Я бы отметил в целом ориентацию на эмпирические исследования, как компаративистские (по нескольким странам), так и локальные, например, скрупулезный криминологический анализ преступности и иных проявлений девиантности (пьянство, проституция) в г. Клайпеда за 20 лет в докладе Arunas Acus и Liutauras Kraniauskas «Methodological Difficulties to Explain the Observable: Mapping Criminal Areas, Booze and Prostitution in Klaipeda (1990-2010)». 

Вообще, рассмотрение преступности в контексте с другими негативными девиантными проявлениями характерно для современной мировой криминологии. Не случайно такая рекомендация имеется в тезисах «Фрайбургского меморандума»: «Криминология не должна оставлять традиционные области исследования (насилие, преступления, связанные с наркотиками, виктимология, наказание), но при этом расширяться, это -внимание на (среди прочего) экономические преступления, коррупцию, девиантное поведение в целом», о чем говорили на конференции немецкие коллеги.   

В докладе Александра Добрынина «Ценности криминологов и горизонты криминологии» обращалось внимание на культурологический подход («культуральное видение») в криминологии, перспективы конструктивизма, обращение к теме наказания. Надо ли говорить, что все три темы близки автору этих строк.

Гинтаутас Сакалаускас в докладе «Uncomfortable criminology» остановился на болезненных темах социального конфликта, подростково-молодежной преступности, деятельности полиции и социально-экономическом неравенстве.  

В докладе словенских коллег Katja Eman и Gorazd Meško «Criminology as Vocation and Profession – Slovenian Perspectives and Challenges» подчеркивалась необходимость вхождения национальных криминологий в мировую, знания английского языка, как языка международного научного общения, и эмпирических исследований, как основы криминологических знаний. К слову сказать, все доклады всех участников конференции прозвучали на английском – более или менее правильном —  языке.

Skimantas Bikelis в докладе «Non-punitive approach as new trend in criminal justice? Considering the premises for recent changes in penal policies for non-serious offences in Lithuania» затронул одну из важнейших проблем криминологии (и общества!) – о минимизации наказания, о некарательном подходе в уголовной юстиции, о минимизации предварительного заключения и «восстановительной юстиции» (restorative justice). Напомню, на ежегодных европейских криминологических конференциях и мировых криминологических конгрессах 35-45% всех выступлений посвящены проблеме неэффективности традиционных мер наказания и поискам альтернативных мер социального контроля над преступностью.  

Еще одной важнейшей теме – излишней криминализации деяний, связных с наркопотреблением, и международном проекте легализации наркотиков был посвящен доклад Elena Vaccari «Overcriminalization and prison overcrowding: recent findings from the FIDUCIA project in the field of drug legislation». Определенным диссонансом  прозвучало выступление москвича Константина Харабера  о ситуации с наркопотреблением в России. При этом автор вполне обоснованно утверждал, что психоактивные вещества начинают вытеснять (замещать) наркотики.  

Бурную дискуссию вызвал доклад Джона Спенсера (Великобритания) об организованной преступности в сфере фальсификации продуктов. Что это – organized crime или white-collar crime? Как минимум, проявление слияния организованной преступности и бизнеса.

Основные направления развития немецкой криминологии нашли отражение в докладах Frieder Dünkel («Criminological and comparative research at the Department of Criminology in Greifswald»), Joanna Grzywa-Holten (о магистерских программах в Университете Грайфсвальда) и Ineke Pruin  («Криминология в Германии – актуальные дебаты»). 

Нельзя не отметить и доклад Эвальда Високаса (он же – руководитель конференции) на весьма актуальную тему Community and Police.

Автор этих строк в докладе «Main Tendencies of Contemporary Crime and Criminology» попытался охарактеризовать специфику преступности в современном мире постмодерна и, как следствие, некоторые тенденции развития криминологии. Замечу, что основные характеристики общества постмодерна (глобализация, массовая миграция, виртуализация, консьюмеризация жизнедеятельности  и др.) и их отражение в сознании (релятивность, полипарадигмальность и др.) еще явно недостаточно осмыслены криминологией. 

За рамками нашего краткого обзора остались еще многие доклады и дискуссии в кулуарах конференции.

Следующая XXVIII Балтийская криминологическая конференция должна состояться в 2015 году в Санкт-Петербурге. Ох, нелегко будет…

Профессор Я. И. Гилинский